РАССКАЗАТЬ НЕЛЬЗЯ СКРЫВАТЬ

РАССКАЗАТЬ НЕЛЬЗЯ СКРЫВАТЬ

Казалось бы, о чем уже говорить - про тайну усыновления написано немало текстов, дано много советов и предостережений. И как может быть иначе - на улице 21 век и в открытом доступе огромное количество материалов по детской психологии, информации о последствиях травм и депривации на ребенка и, наконец, откровенных историй от выросших усыновленных детей: тех, кто знал с раннего возраста о своей приемности, и тех, для кого эта новость стала “как гром среди ясного неба”.

Во всех доступных профессиональных источниках, которые имеют отношение к детям-сиротам и их жизнеустройству, – будь то научная литература, профессиональные сообщества, отдельные специалисты, профессиональные и серьезные волонтерские организации – можно получить вполне разумные доводы о том, что сохранение тайны усыновления является рискованным, неполезным способом развития отношений с ребёнком, да и вообще сомнительной основой для семейных отношений.

Описаны убедительные случаи, когда ребенок (подросток или молодой человек) «случайно» узнает о своей приемности, и это событие кардинально меняет все семейные взаимоотношения. Ребенок, в первую очередь, воспринимает даже не информацию о своей приемности, а остро переживает ситуацию ОБМАНА со стороны близких ему людей. Случается, что вернуть доверительные отношения в семье после этого события так и не удается.

Или другой вариант, когда усыновлённый ребенок слышит историю своей приемности и выдает удивленным родителям, что он «всегда это знал», но боялся с ними об этом говорить (или еще вариант – догадывался, что «что-то не так»). В этом случае ребенок годами живет под гнетом своих сомнений, нестыковок, кусочков ранних воспоминаний - и переживает это в одиночестве. А родители могут и не подозревать об этом и не связывать состояние ребенка с ухудшившимся поведением, плохой успеваемостью в школе, резко проявившейся агрессивностью или, наоборот, апатией и нежеланием что-то делать.

Нам, как профессионалам, также известны случаи, когда ребенок узнает о своей приемности не от каких-то мифических злодеев, а от самих родителей. В пылу очередной семейной ссоры, например, по поводу плохого поведения ребенка, от которого родитель уже устал до психического истощения и отчаяния. Ведь были понятные человеческие ожидания – возьмем совсем малыша, вложим в него все, что необходимо, и будет у нас настоящая семья. «Но почему же ты ведешь себя хуже всех в классе? Почему ты врешь все время? Воровать начал?? Ты же мальчик (девочка) из хорошей семьи. Что скажут про нас, как людям в глаза смотреть? Все-таки, если бы сами родили – такого бы не было. Чертовы гены!» …. И так, невысказанные мысли перерастают в сказанные слова.

Как очевидно из этих нескольких примеров - тайна усыновления является не такой уж защищающей, несущей спокойствие в жизнь семьи, как надеются с самого начала родители, выбирающие этот путь. 

Никто не враг своему счастью. Никто не хочет пережить такие тяжелые последствии разрыва отношений. 

Так почему мы до сих пор сталкиваемся с тем, что некоторые семьи стремятся сохранять тайну усыновления? 
Можем назвать несколько основных причин, по которым родители выбирают тайну усыновления как наиболее (по их мнению) безопасный путь жизни с приемным ребенком в семье. *приемный здесь – как некровный, а не как форма устройства.

С нами такого не случится!

Если человек очень хочет во что-то верить, то верит. Доводы и рациональные объяснения в этом случае не принимаются. Такое мощное самоуспокоение обычно завязано на сильных эмоциях, которые, как известно, не могут “взять и уйти”. Каких эмоциях, спросите вы. Страх. Стыд.

Испытывать остро такие неприятные эмоции очень тревожно, “идти” в болезненные темы не просто, поэтому срабатывает мифическая установка “Все будет хорошо”, все само как-нибудь образуется наилучшим образом.

Такое «магическое» мышление возникает как защита. Для профессионалов это является лишь маркером, что родители находятся в таком психическом состоянии, что считают необходимым защищаться. И это вовсе не говорит о том, что люди плохие.

Какие же болезненные темы могут блокироваться и защищаться?

Конечно же, в каждом случае это своя, глубоко личная тема. В нашей практике мы чаще всего слышали такие причины:

— «Все будут знать, что это приемный ребенок, мы будем на виду, будут наблюдать за нами». 
— «Если я буду думать, что он приемный, я не смогу по-настоящему привязаться к нему и полюбить, лучше, как будто все забыть и начать с нового листа».
— «Как я скажу ребенку, что я ему не родная мать? Как потом объяснить о его происхождении?».
—«Если он будет думать, что мы его родные родители – мы будем для него настоящим авторитетом, он будет любить нас и слушаться» 
и еще много-много другого.

А теперь скажите, как на такие мысли могут повлиять статистические данные о «неполезности» тайны усыновления? Правильно, никак, потому что не отвечают на поставленные людьми вопросы. А вопросы животрепещущие. И как профессионал, могу сказать, что с годами жизни вместе с ребёнком эти вопросы не снижают своей интенсивности, а наоборот только ее набирают.

«Тайна усыновления – правильная форма. Ребенок не должен знать об ужасах своего происхождения или о таких ужасных людях, которые его бросили. Мы сразу должны стать настоящей семьей». - Кажется, что они призваны защитить ребенка, чтобы ему не пришлось разбираться с грузом тяжелых фактов, делать какой-то неимоверный эмоциональный выбор между кровными родителями и теми, кто его воспитал и стал родителем. Именно так считают многие усыновители.

Встает вопрос, почему же в этих случаях не работает доказательное информирование родителей о том, что настоящей защитой для ребенка является его ясное понимание своего жизненного пути и отсутствие «тайных пятен» в отношениях с его родителями-усыновителями.

Ответ прост, и он все тот же – рациональное не может уговорить эмоции. Ведь если приглядеться к мотивам родителей в этой части, то они также серьезно связаны с тревогами, опасениями и страхами:
— «Как я могу рассказать обо всем этом ребенку?» 
— «Как изменится его отношение ко мне?» 
— «Как можно бросить родного ребенка? Это нелюди какие-то!» — с гневом и отвращением.
— «Они его мучали, недокармливали, били. Я не могу об этих людях спокойно думать. Ненавижу их!».

Причины выбраны не как академические, а как они выглядят на практике, в жизни, в человеческих формулировках. Очевидно, что выбор в сторону тайны усыновления при таких обстоятельствах делается также как форма защиты прежде всего родителя – кто же захочет погружаться в такие состояния, да и еще и один на один с ребенком.

А это снова серьезное поле помощи для профессионалов. Ведь человек делает тот выбор, который считает для Себя наилучшим. Выбор усыновителей в сторону сохранения тайны обоснован их человеческой историей, жизненным опытом, особенно его болезненной частью, наличием или отсутствием какой-то информации. Это важное поле понимания для профессионалов.

Родители не должны оставаться один на один с такими пугающими выборами, а решения не должны быть основаны на таких эмоциях, как страх и гнев. Почему? Подумайте о последствиях. Родителям приходится годами жить в напряжении, чтобы сохранить “тайну усыновления” – от самого ребенка, от родственников, от окружения и т.д. Какова психологическая атмосфере семьи?

ИСТОРИЯ ИЗ ПРАКТИКИ

Родители шепотом признались психологу, что ребенок усыновлён в раннем возрасте и никто об этом не знает. 
Состояние и поведение мальчика однозначно требует профессионального вмешательства, и связано оно с сиротским опытом ребенка. Но у специалиста “связаны руки”, так как нет доступа к этой части жизни ребенка. Родители против. То есть они не против помощи ребенку, но как-то так, чтобы эту тему не трогать, не задевать, «ведь годы прошли, много сил ушло на утрясание информации. Как сейчас вдруг бередить старые раны?» ... Страшно!

Получается, ребенок и родитель становятся заложниками тайны. А когда родители в очередной раз сталкиваются с трудностями в отношениях, в поведении ребенка, они не могут получить полноценную помощь.

Беспокоит одна рука, но ее лечить мы не будем, чтобы не испытывать боль. Однако, чтобы не бездействовать, будем лечить на всякий случай руку здоровую… Печальные результаты.

У статьи нет задачи мотивировать на что-либо, кроме одного – понимания, что процесс воспитания приемного ребенка, при любой форме устройства — дело не для «одного воина в поле».

Родителям требуется профессиональная поддержка, своевременное понимание особенностей ребенка, информация и просто человеческое понимание. К сожалению, тайна усыновления лишает родителей (и детей!) такой возможности. В этом ее опасность и скрытая возможность получения семейной катастрофы вместо семейного счастья.

Уважаемые родители! На любом этапе трудных (тяжелых, ужасных, непонятных) отношений с ребёнком можно и нужно обращаться за профессиональной помощью. Вы имеет право не только воспитывать ребенка, но и получать на этом пути помощь и поддержку.

автор: Наталья Андреева, психолог, координатор программы «Территория радости», Родительский центр «Подсолнух»
Копирование материалов возможно только с указанием авторства и ссылкой на сайт.